Итоги года 2015 или размышления о CG-индустрии в России.

Я это сделал!

Именно так я в предыдущем отчете планировал начать традиционную статью об итогах года в 2015.

Это был серьёзный год. Год, полный перемен. А, как известно, перемены пугают. И мне тоже было страшно. Да что там говорить, мне и сейчас немного не по себе, пока я пишу этот текст.
Год 2014 завершился окончанием первого семестра в Scream School и двухнедельными съемками зачетной работы по операторскому искусству. Знаете, тогда я считал эту работу большой и серьезной) как быстро меняются оценки и суждения….

 

SCREAM SCHOOL

В Новый 2015 год я вступил студентом второго семестра, а так же человеком, считающим, что он твёрдо знает, чего хочет, куда идёт, и как ему туда попасть. Сейчас я, пожалуй, не так в этом уверен.
Надо сказать, что я безумно благодарен судьбе за то, что оказался в этой школе. Это без сомнения лучшее учебное заведение, в которое меня заносила жизнь. Или, может, я повзрослел и стал иначе относиться к образованию?
На втором семестре началось то, ради чего я, во многом, туда шел. Если с After Effects у меня по большому счету не было никаких проблем, я изучил его самостоятельно за 3 месяца, то 3D я не умел совсем. Несколько раз я открывал Cinema 4D, делал кубик и закрывал обратно. Открыл однажды Макс, нарисовал чайник, был чрезвычайно горд собой.
Синема давалась на удивление легко и непринужденно. Я считаю ее этаким Айфоном среди трехмерных пакетов. Открыл, и все понятно. Ну, или, может быть, это заслуга преподавателя, поскольку Алексей Брин великолепен. Один из лучших преподов в школе.
С Максом же с самого начала у нас взаимная неприязнь. Я считаю его безумно неудобным, кривым и бестолковым софтом. он в ответ регулярно падает на самых безобидных операциях. Но, честь и хвала Диме Лоику, которому все же удалось вложить в меня определенные знания и по Максу тоже. Теперь я не только чайник нарисовать могу, но еще и раскрасить его в правильный цвет выйдет)
Тогде же наступило очередное прозрение. В рамках семестровой работы по After Effects нам было предложено повторить реальный бриф Первого канала, который я однажды уже видел в эфире. И знаете, этот бриф оказался на столько просветляющим, что когда результат получился очень, нет, ОЧЕНЬ близким к оригиналу, это дало колоссальный прирост в профессиональной самооценке. Правильно говорил один мой знакомый: Не боги горшки обжигают.

Постепенно становилось понятно, что люди, сидящие в студиях твоей мечты и производящие картинку, на которую ты фапаешь, ничего космического не делают и волшебными палочками не машут, а все красивости — всего лишь плод долгой, кропотливой, нервной и, зачастую, сверхурочной работы. Пока я и не подозреваю, что через полгода окунусь в эту самую кропотливую и сверхурочную по самые уши.

THE PRESTIGE

Знаете, все самое крутое происходит зачастую буднично и неожиданно, в самый обычный вторник.
Был у нас прекрасный предмет под названием “Проектный Практикум”, и на нем мы делали проекты. Проекты не настоящие, а вымышленные, так как для настоящих проектов у нас еще сил не хватало. Надо понимать, что проекты эти были не очень серьезные, и никто к ним особо серьезно не относился. Это как раз та история, когда неожиданная идея, внезапно пришедшая в голову в сочетании с привычкой вписываться в любую, даже самую сумасшедшую движуху, дают совершенно непредсказуемый результат.
Нам нужно было сделать открывающие титры к любому фильму, который придет нам в голову, а задание со звездочкой было в том, чтобы сделать это НЕ CG способом. Снять на айфон, вырезать из бумаги, да хоть из пластилина вылепить. А за полгода до этого я прочитал в интернете, что у школы открылся настоящий съемочнный павильон, с хромакеем, декорациями, и, самое главное, с камерой RED Epic Dragon, топовая на тот момент камера, на которую голливудские режиссеры снимают блокбастеры, а наши режиссеры снимают рекламу. И с тех пор я страстно желал туда попасть, поскольку любой вменяемый CG-супервайзер ну просто обязан иметь реальный опыт съемок на профессиональной площадке с профессиональным оборудованием. Но попасть никак не удавалось — павильон оккупировали те, для кого он, собственно и предназначался — режиссеры, операторы, художники-постановщики и остальная тусовка Московской Школы Кино.
Я очень хорошо помню момент, когда я неожиданно даже для себя в порядке бреда говорю куратору, что если он хочет получить киношную картинку, то пусть раздобудет нам съемочный павильон, и тут мои брови медленно уползают верх, потому что он соглашается.
А потом все закрутилось. В такие моменты начинаешь верить в высшие силы. Тогда одновременно в одном месте сошлись сразу несколько абсолютно не связанных друг с другом обстоятельств, главным из которых было то, что студенты-продюсеры решили перенести съемку из павильона на натуру, и в расписании, забитом на 4 месяца вперед образовалась дыра, размером в 3 дня. 3 СЪЕМОЧНЫХ ДНЯ в профессиональном павильоне, в который невозможно было попасть полгода! Да, забыл сказать. Дыра образовалась НА СЛЕДУЮЩЕЙ НЕДЕЛЕ. То есть у нас было меньше 6 дней на препродакшн.

Проект на тот момент был только в виде идеи и примерных раскадровок. Нам предстояло проделать огромный объем работы. За вечер мы финализируем раскадровку, готовим список реквизита, среди которого были обозначены довольно странные позиции типа комода конца 19 века, на следующий вечер снимаем превиз, делаем черновой монтаж, параллельно ведется переписка с менеджментом павильона, заполняются бумажки. Приходится всем и каждому доказывать, что ты не верблюд, и даже не продюсер, поскольку моушн-дизайнеры обычно к павильону особого отношения не имеют, и, как бы делать им там нечего.

Особенно показательным было выражение лица куратора павильона, когда мы приехали туда посмотреть, что там и как, чтобы знать, к чему готовиться. Окинув непонимающим взглядом нашу “съемочную группу”, состоящую из четырех человек, она недоуменно поинтересовалась тем, где же все остальные, поскольку обычно кино вчетвером не снимают. Услышав, что больше никого не будет, а мы до этого никогда в павильонах не работали, она настоятельно порекомендовала нам обратиться к операторам за помощью, и недоуменно удалилась, бормоча про себя что-то, выражающее крайнюю степень недоумения.
Стоит отметить, что мы воспользовались ее советом, за что ей отдельное спасибо, поскольку помощь, которая, как водится, пришла совершенно из неожиданного места, была очень кстати, и сейчас я понимаю, что без Дениса Дубровского мы бы точно не справились.

Я не знаю, как нам это удалось, но мы успели. Успели раздобыть весь необходимый реквизит, успели взять на работе все необходимые выходные, успели все подготовить, сделать, привезти.
Отдельный респект Лере, которая в условиях адского цейтнота рисовала все эти аутентичные рукописные титры, никого CG, только ручная работа, помните?

Мы успели. И мы понимали это, когда после трех невероятных дней в съемочном павильоне в компании камеры `Red и Дениса Дубровского просто сидели на скамейке и думали. Думали о том, что иногда если очень чего-то хочешь, весь мир начинает вращаться тебе навстречу.

DAILIES

У большинства людей, которые идут учится, есть одно общее убеждение, заблуждение, называйте это как хотите. Они идут туда в надежде, что их там научат. Причем, такое ощущение, что это “научат” произойдет само, отдельно от них, независимо от вложенных усилий, просто по факту того, что они заплатили деньги. А между тем это заблуждение.

Даже самое хорошее учебное заведение не способно научить человека чему-либо насильно. Во всяком случае не в этой индустрии. Человек может лишь НАУЧИТЬСЯ. Самостоятельно. Извлекая знания отовсюду: из книг, видеоуроков, интернета, коллег, преподавателей. Задача школы — обеспечить доступ ко всей необходимой учебной информации и преподавателям, которые могут ответить на твои вопросы, и дать по башке, если ты что-то делаешь неправильно.
Это критически важная вещь. CG-индустрия развивается такими темпами, что люди, которые в этой индустрии работают, обречены постоянно учиться, поскольку результат, на который раньше несколько матерых профессионалов должны былы работать целую неделю, сегодня может быть получен школьником на домашнем ноутбуке в течение часа.

Когда я шел учиться, передо мной стояла вполне конкретная задача. Вернее две: изучить 3D и войти в индустрию. О втором мы поговорим позже, а первое случилось благодаря совершенно великолепному летнему брифу. Или нет. Скорее челленджу.
В моушн дизайне есть легендарный персонаж по имени beeple. Он на столько выдающийся, что одна из его работ украшает загрузочный экран After Effects CC 2014. А знаменит он тем, что уже несколько лет с завидным постоянством, каждый день выкладывает дейлизы — 3d-картинки. Новый день — новая картинка. Сейчас дейлизы выкладывает много дизайнеров, но именно он дал начало этому тренду.
Летом мы выкладывали дейлизы. Каждый день на протяжении месяца нужно было создавать по 1 секунде экспериментальной анимации на заданную тему.
Пожалуй, это было самым просветляющим заданием за все обучение. Поскольку в это время ты учишься учиться. Разбираться в теме самостоятельно. Лично для меня этот бриф разделил жизнь на 2 половины — когда я не знал 3D (до) и когда я знаю 3D (после)
Конечно, “знаю 3d” звучит слишком самоуверенно и не очень соответствует действительности. Но это как раз тот случай, когда самый главный в обучении барьер — страх неизвестности и большая надпись “у меня не получится, я даже не знаю, с чего начать” разбивается вдребезги.

 

REEL

На тот момент я уже почти 10 лет работал в сфере информационных технологий, все больше и больше убеждаясь в том, что это абсолютно не то, чем мне бы хотелось заниматься всю оставшуюся жизнь. Нет, конечно IT — это интересная и относительно высокооплачиваемая работа, но все равно это не то. Я понимал, что бесконечно это продолжаться не может, тем более я уже принял решение о смене профессии. Но, знаете, очень легко принять решение, как ты меняешь свою жизнь, например, с понедельника. И совсем другое — реально делать что-то для изменения своей жизни вот прямо сейчас, не откладывая до понедельника, до первого числа месяца, до нового года, до лучших времен, нужное подчеркнуть.

Проблема в том, что просто так индустрию CG не войти. Поскольку высших учебных заведений по направлениям компьютерной графики в нашей стране не существует, то и для студий постпродакшн твой диплом не играет никакой роли. Важнее всего показать то, что ты на самом деле умеешь. То, что называется шоурил иди деморил. Портфолио из твоих лучших работ, собранных в один видеоролик длительностью около минуты. И вот этого шоурил у меня не было.
Нет, у меня были работы в области моушн-графики, некоторые были даже неплохие, но мне постоянно казалось, что ничего внятного из этих работ, а тем более шоурил, с которым можно было бы пойти в студию, мне не собрать. Уверен, подобное чувство испытывают 99% cg-соискателей.

Время от времени я на шару рассылал резюме на позицию моушн-дизайнера в различные студии и каналы, но, как правило, никакого ответа я не получал. Особо хочу отметить те компании, которые все же мне отвечали. Особенно студию RaketaMedia и лично Антона Сакару, который в безумно вежливой и корректной форме сказал мне, что я днище, и у них пока нет для меня проектов. Причем он сказал это так, что мне захотелось обязательно написать ему еще раз, когда уровень моих работ вырастет. Спасибо ему.

Но все самые важные вещи всегда происходят буднично и неожиданно, в самый обычный вторник. Однажды утром, проверяя почту, я обнаружил, что меня пригласила на собеседование компания, которая занимается производством графики. Качество графики было весьма посредственным, а работы в портфеле представляли в основном госзаказ, и особо мне не нравились. Но там стояли неплохие деньги, да и это было первое собеседование, на которое меня позвали. У меня было чуть меньше недели на то, чтобы из всего, что накопилось за полтора года фриланс-практики, собрать нечто, убеждающее работодателя в том, что я крутой, и мне надо дать кучу денег, мощный комп и отдельный кабинет с джакузи и бесконечным запасом пина-колады. Ну, вы понимаете, творческому человеку необходимо как-то вдохновляться)
Рил я собрал за день. Еще полдня ушло на доработку и шлифовку деталей. И еще двое суток на рендер супер-пупер неоновой шапки, которая должна была сразить работодателя наповал.

Собеседование я провалил. Нет, конечно, я был крутым, сыпал терминами и рассказывал, как много я могу, и как классно я умею снимать камерой RED в настоящем съемочном павильоне, но руководитель был человеком, которому нужно зарабатывать деньги, и, скорее всего, ему нужен был человек-завод, который и шейпы в Афтере нарисует, и водопад на айфоне насимулит, и будет работать в круглосуточном режиме сутки на пролет без перерывов на обед.

Но зато я получил свой первый опыт собеседования в CG-индустрии, а самое главное, мой собственный настоящий шоурил, с которым я уже мог попытать счастья где-нибудь еще.


Менять профессию трудно. Самое главное, страшно. Очень. Это всегда шаг в неизведанное. Уходить с места, в котором я проработал 5 лет, и где мне было относительно сухо и комфортно, было очень страшно. Но кризис, начавшийся полтора года назад, все никак не заканчивался, и я понимал, что теперь это надолго и всерьез. Сухие и комфортные времена уже давно кончились.
Знаете, кризис — это в какой-то мере хорошо. Кризис — это то, что заставляет твою жопу двигаться, если другие методы уже не работают. Скажу честно, 5 лет на одном месте сделали меня мягким. Когда сидишь на одном месте, где все уже настроено и работает, где все и всех знаешь, это расслабляет. И мозг начинает работать соответствующе. Иногда даже очень странным образом. Когда убеждает тебя, что комфорт, отсутствие необходимости сильно напрягаться, и совсем невысокая, но поступающая на твою карточку строго по расписанию белая зарплата тебя вполне устраивают, а то состояние уныния, в котором ты в очередной раз выходишь из магазина, закупившись на неделю, и необходимость ставить нужные покупки в очередь, на самом-то деле и не так уж страшны.

В тот обычный вторник, рассылая шоурил и резюме наобум, я и не предполагал, что тем же вечером меня пригласит на собеседование студия, которая входит в топ-10 по России, и работами которой я не раз восхищался.

SHANDESIGN

На следующий день, отменив все дела, я встречаюсь с Сергеем Шановичем, который оказался человеком на удивление глубоким и мудрым. Не знаю как, но он умеет располагать к себе с первых же секунд. Возможно, своим непроницаемым спокойствием. Возможно, восточной философией, которая прослеживается во всем.
Я не считаю необходимым приводить здесь все подробности, скажу лишь, что он, опять же, в безумно вежливой форме сказав, что я днище, разглядел в моем шоуриле и во мне нечто такое, благодаря чему спустя несколько дней я получил предложение. Спасибо ему за веру в меня!

В SHANDESIGN в это время делали МАТЧ ТВ — оформление нового федерального спортивного телеканала. Близился срок сдачи, но работы меньше не становилось. Сергей попросил меня выйти чуть-ли не на следующий день, что противоречило нормам трудового кодекса. И я безумно благодарен моему руководителю, который отпустил меня, и благодаря которому это стало возможно. Олег, если ты это читаешь, еще раз спасибо тебе!

BACKSTAGE

Задумайтесь на секунду. В каких условиях по-вашему создаются те работы, фильмы, сериалы, графика, которыми вы восхищаетесь?
Наверное, вы, как и я когда-то, думаете, что каждое утро, часов этак в 12 дизайнер/сценарист/режиссер/композитор просыпается, сладко потягиваясь в постели, встает полный сил, открывает шторы, подставляя отдохнувшее лицо солнечным лучам, затем съедает свой потрясающе сытный и полезный завтрак, сплошь состоящий из сыров запрещенных сортов, хамона и перепелиных яиц, запивает это все апельсиновым фрешем, или, не дай Бог, тропическим смузи, и садится за свой мак про, из которого ровно через 5 минут появится его первый шедевр.
Работа мечты. Творческая реализация. Идиллия. Сиди себе и твори. Твори все то, что было у тебя в голове. А у тебя в голове-то всегда все самое лучшее, самое крутое, и все люди, которые уже 20 лет в индустрии, ничего не понимают, у них просто мышление рамочное и глаза/уши зашорены.
Я, конечно, утрирую, но примерно такое представление я имел относительно профессии моушн-дизайнера. Вы можете улыбаться и считать меня наивным, и я вас не осужу, потому что я действительно был излишне наивным.
Единственное, в чем мои ожидания совпали с реальностью, так это в том, что дизайнер действительно просыпается в 12. И то не всегда. И скорее всего потому, что уснул он в 5 утра, уйдя с работы в 4.
В реальности дизайнер/сценарист/режиссер/композитор просыпается рано утром абсолютно не выспавшийся, матерясь ест свой пережареный завтрак, затем едет на метро через всю Москву, уворачиваясь от таких же ненавидящих этот мир людей, чтобы успеть прийти в студию раньше всех, включить свой комп, и в тишине утреннего офиса, из которого он вечером уйдет с чугунной головой и краснющими глазами, постараться придумать, как он будет в четвертый или пятый раз переделывать свою работу, согласно комментариям вроде “сделай сложнее” или «это слишком просто” или «это слишком наивно” или “либо ты делаешь круто с первого раза, либо мы расстаемся”.

Самооценка в такие моменты страдает чудовищно. Когда тебе прямым текстом дают понять, что ты говно, и делаешь говно. Очень сложно в условиях имеющихся сроков сделать мощно, круто, жирно, попасть во вкус клиента, арт-директора, продюсера, редактора, хозяина бизнеса, и ещё хрен знает кого. Один из них, кстати, легко может оказаться геем, который, гипертрофированно манерничая и размахивая руками, будет говорить «эта чудоовищнаа, ты что не видишь? Минус 20000 штрафа», украшая свою речь прекрасным провинциальным говором.
В таких условиях и в такие сроки невероятно тяжело создавать что-либо творчески ценное. В ход идёт вся твоя смекалка, любое решение, позволяющее быстро получать красивый результат. Плагины,  скрипты осваиваются с невероятной быстротой. Твой воркспейс меняется под себя, обрастает дополнительными кнопками, хоткеями, в общем всем, что способно сократить рутинные действия ещё на полсекунды.

FUCKIN’ SHIT

В первый день в ШанДизайн я сел делать шаблоны анонсов для Матч ТВ.

В тот день я испытал, пожалуй, самый мощный профессиональный стресс в своей жизни.
Мне дали проект, который необходимо было переделать.
Я помню, как я примерно два часа занимался тем, что водил playhead туда-сюда, поскольку я не мог понять, как это сделано, а в голове моей беспрерывно бил набат, повторяющий “я не могу, я не могу, я не могу”. Я не мог понять, как это сделано, но хуже всего было то, что готовую графику нужно было сдавать сегодня же вечером. А главное, весь мой креатив как будто исчез. Совсем. Я не мог придумать ничего. Я не понимал, что, а главное, КАК мне нужно делать.

Тем же вечером мой мир рушился, поскольку мне казалось, что я профессионально не соответствую уровню задачи, которая передо мной стоит. Я думал о том, что мою работу увидят миллионы людей, и я не могу, просто не могу сделать ее плохо и некачественно. А хорошо сделать не получалось, что замыкало круг.

На следующее утро ехать в студию было страшно. Страшно вновь ощутить то состояние беспомощности, когда все твои скилы и весь твой опыт испарились, как будто их и не было. Стресс был на столько сильным, что я до сих пор ощущаю последствия.

На следующее утро я, немного успокоившись, пришел в студию раньше всех, включил компьютер, и сделал все за 2 часа. Вот такие фокусы может вытворять сознание.

После того, как первый стресс прошел, я в полный рост столкнулся с действительностью российской медиа-индустрии. Это когда никто ничего не знает, в силу общей неорганизованности сроки, зачастую, ужасающе малы, дедлайн, как обычно “вчера”, а твою работу комментят все, кому не лень, от ген. директора до уборщицы. А в силу низкого уровня художественной экспертизы, а зачастую, банального отсутствия вкуса, комменты могут просто противоречить друг другу. В подобных условиях нет никакого времени на творческий поиск, нужно делать все сразу и круто, попадая во всех выше перечисленных людей по порядку.

Уже в первый месяц работы в студии я ушел с работы в 4 утра, завершив таким образом, мой первый 16-часовой рабочий день в индустрии.

Но не смотря на все это, я очень рад и горд тем, что мне удалось поучаствовать в проекте Матч ТВ. Хотя, надо сказать, что когда я впервые увидел свою графику в эфире федерального канала, я не испытал практически никаких чувств. Странно. Это было для меня обычно. “Ну да, моя работа в телике, ну ок. А что тут такого? Я же ее для телика и делал, верно?” — примерно такими были мои мысли в тот момент.

RED APPLE

А тем временем в самом разгаре был третий семестр моей учебы. Тот семестр, когда ты заканчиваешь работать в команде и начинаешь работать сам. Моушн дизайн — это зачастую соло-профессия. Моушн дизайнер, как правило, делает проект от начала и до конца. Иногда вдвоем. Команда работает, если проект достаточно крупный.
В третем семестре мы делали оформление рекламного фестиваля Red Apple по брифу BBDO. А я, как всегда, придумал себе неподъемную задачу.

Так совпало, что работа над Red Apple началась одновременно с моими первыми днями в SHANDESIGN, кроме того, один летний проект по титрам для Первого Канала затянулся сверх всяких сроков, а еще был один неадекватный проект документального фильма про Крым, который, при кажущейся простоте внезапно начал пожирать огромное количество времени, и от него пришлось отказаться.
Все навалилось одновременно и со всех сторон. Времени стало отчаянно не хватать, и поэтому 16 FullCG шотов с прицелом на стилизованный фотореализм были суперкрутыми по идее, но обернулись провалом по реализации. Нехватка навыков в области шейдинга и рендеринга в сочетании с задачей, которая была несопоставима имеющимся срокам, вылились в итоге, в проект, который я, скорее всего, никому не покажу, поскольку получилось откровенно плохо. Пару шотов я, возможно, допилю и положу в шоурил, но остальному, боюсь, не суждено увидеть свет.

Спасибо тебе, потрясающая Аленка Ястребова, за то, что поддерживала меня в те сложные моменты, и поддерживаешь сейчас!

Ну и следую доброй традиции, напишу про CG event, посещение которого становится очень хорошей привычкой. Надо сказать, что чем глубже я вливаюсь в индустрию, тем сильнее меняется мое отношение к этому мероприятию. Нет, не мероприятию. К этой тусовке. Знаете, на своем первом Ивенте я бегал между докладами как ужаленный, пытаясь охватить все и успеть везде. Но сейчас я начал понимать глубину задумки Сергея Цыпцына. Ивент — это не научный симпозиум или образовательный форум. Ивент — это встреча друзей. CG индустрия в России чрезвычайно маленькая. Здесь все друг друга знают. А поскольку все днем и ночью сидят на студиях, обложившись компами, планшетами и рендер-фермами, в живую общаются очень мало. Ивент — это когда в одном месте можно встретить всех.


БОльшую часть докладов я пропустил, общаясь в кулуарах с мастодонтами CG — Виталий Якин и Андрей Зеленин из Ненашева, Андрей Красавин из N3, Алексей Брин из Твери. У меня накопилось много вопросов, ответы на которые не найти в Гугле. Я безумно рад, что есть такие события, как Ивент, на которых эти вопросы можно задать, и практически гарантировано получить на них ответ. Ну или хотя бы пищу для размышлений.

В новый 2016 год я вошел со смешанными чувствами. Скажу честно, индустрия оказалась не такой, как я ее себе воображал. Раз за разом я убеждаюсь, что чудес не бывает, и все крутое, что есть в этом мире, от айфона до новогодних айдишек Первого Канала есть плод не взмахов волшебной палочки, а плод сложной, трудной, нервной, кропотливой и, зачастую, сверхурочной работы. Но, с другой стороны, если бы было легко создать шедевр, то шедевры бы создавали все. И тогда это не было бы шедевром.
Поэтому, кстати. CG-специалисты достаточно высокооплачиваемы. Поскольку далеко не каждый творческий человек будет способен творить в российских реалиях, к сожалению.

QUESTION

Когда я столкнулся с реалиями индустрии в России, я неустанно задавал себе вопрос: почему так? Почему? Неужели нельзя ничего сделать, и специалисты и дальше будут умирать на проектах, делая, переделывая, ещё раз переделывая одну и ту же работу из-за клиента-самодура, который вдруг открыл в себе креатив, в нереальные сроки, и фразами типа «а вы сделайте 3 варианта, а мы выберем». На сколько я могу судить, такая ситуация происходит только в пространстве СНГ, здесь индустрия формировалась хаотично. Если верить рассказам наших соотечественников, уехавших «туда», на западе такого нет, там все регламентировано, распланировано, и если клиент вдруг хочет включить креатив в нарушение пайплайна, это автоматически влечёт за собой увеличение бюджета и перенос сроков
Этот вопрос я как-то задал Антону Ненашеву, на что я получил ответ, который, как мне кажется, заставляет задуматься. Он сказал «А зачем что-то или кого-то менять? Зачем? У тебя одна жизнь. Зарабатывай деньги»
В последнее время я все чаще задумываюсь о глобальных вещах. Например, эта статья, которая должна была просто подвести итог под прожитым годом, на деле вылилась в размышления о CG-индустрии в России, чего я, признаюсь, не планировал.
Всю свою сознательную жизнь я считал, что необходимо стремиться к новым свершениям, покорять новые высоты, создавать великие вещи. Вот пример. В предыдущих Итогах я писал про Олимпиаду в Сочи, я восхищался невероятной Церемонией Открытия, я расхваливал людей, которые делали для нее графику. Команды Антона Ненашева, Raketa Media, Main Road | Post, RadugaDesign, ETC Russia и других. А сейчас, прикоснувшись к закулисью, посмотрев, в каких условиях, в какие сроки, в каком режиме все это делается, я начинаю задумываться — а стоит ли результат затраченных усилий? Знаете, спустя два месяца работы индустрии я начал заикаться моментами, а в бороде появились седые волосы, чего не было раньше.

Стоят ли эти бессонные ночи, эти нервные стрессы, эти бесконечные дедлайны того результата, к которому ты в итоге придешь? Ведь пока ты карабкаешься вверх к великим проектам, твоя жизнь проходит.
И все чаще и чаще я задаюсь вопросом: а не ждет ли меня разочарование там, наверху, не пожалею ли я на вершине о том, что было принесено в жертву ради того, чтобы находиться здесь?

Этот вопрос я адресую вам, друзья. Уверен, если вы дочитали до этой строчки, вам наверняка есть, что сказать по этому поводу.

 

P.S. Я не курю уже 2 года.

P.P.S. Мечтаю начать следующие тоги с фразы “У меня получилось!«

Вам так же может понравиться

Оставьте комментарий